Могучий украинский флот пополнился

30 сентября в 17.20 многофункциональное аварийно-спасательное судно «Александр Охрименко» ошвартовалось в Практической гавани Одессы. Согласно сообщениям киевских СМИ, в Одессе, являющейся после утраты Украиной Севастополя главной базой ВМСУ, «Охрименко» перешел в ведение военных моряков и пополнил собой корабельный состав Военно-морских сил. Де-факто. Чтобы это произошло де-юре, требовалось еще поднять над судном военно-морской флаг «Незалежной», но это уже были мелочи…

Главное, что ВМСУ после 2014 года заполучили второй вымпел, способный действовать не только в морской, но и океанской зоне. Напомним, что первым является флагман ВМСУ — фрегат (а в действительности пограничный сторожевой корабль) проекта 1135.1 «Гетман Сагайдачный».

По меркам ВМСУ, передача в их руки «Охрименко» — событие знаковое и, добавим, символичное. Символичное в том смысле, что наглядно подтверждает минимум три тенденции.

Во-первых, ВМСУ за свою недолгую историю успели настолько деградировать, что включение в их состав даже лишенного вооружения спасательного буксира полным водоизмещение 2262 тонны вызывает у украинских военных моряков настоящий экстаз.

Во-вторых, как и подавляющее число иных вымпелов ВМСУ, «Охрименко» является наследием «проклятого советского прошлого», тем самым демонстрируя, что схожие с ним по ТТХ суда современная Украина сама построить не в силах.

В-третьих, единственным способом пополнения ВМСУ относительно крупными единицами остается «отжим» их на стороне или «получение в дар» от иностранных государств.

Проще говоря, практикуемую в первые годы существования ВМСУ «прихватизацию» корабельной матчасти из состава Черноморского флота, наиболее точно описываемую строчкой анекдота «Шо не зъим, то понадкусываю», после Крымской весны украинские адмиралы были вынуждены заменить откровенным попрошайничеством и принципом «С миру по шлюпке — голому флот».

Напомним, что Украина, за вычетом прочего колоссального количества имущества флота, в 1997 году из числящихся к моменту раздела в составе КЧФ 525 боевых кораблей, катеров, судов и плавсредств обрела 137. Естественно, не все из них были на ходу или достроены, но тем не менее факт остается фактом — ВМСУ получили 137 плавединиц. Однако уже к сентябрю 2019 года эта армада из-за недофинансирования, откровенного «дерибана», халатности командования (в большей степени) и воссоединения Крыма с Россией (в меньшей степени) сократилась буквально до двух-трех десятков плавединиц.

При этом боевое ядро ВМСУ превратилось в разнотипный плавучий цирк, включающий в себя фрегат, ракетный катер, рейдовый тральщик, средний десантный корабль, десантный катер и четверку речных бронекатеров. «Вишенка на торте» — все эти вымпелы, включая фрегат и ракетный катер, которые не имели противокорабельных ракет. То есть в морском бою они могли рассчитывать исключительно на артиллерию и… лихой казацкий абордаж. В реалиях XXI века это выглядело, мягко говоря, неадекватно.

Впрочем, выбирать ВМСУ было не из чего. Доставшийся Киеву от СССР ракетный крейсер «Украина» достроить не получилось, впрочем, как и заложенный в 2011 году корвет «Владимир Великий». Что получилось, так это худо-бедно наладить строительство бронекатеров на заводе Петра Порошенко. Эти «бронескорлупки», спроектированные для действий на реках, в море чувствовали себя отвратительно. Но, повторимся, выбирать украинским морякам было не из чего, поэтому они пополняли корабельный состав ВМСУ чем могли.

Вооружали пулеметами судно размагничивания «Балта», после чего переименовывали его в «канонерскую лодку». Перестраивали рыболовный траулер в разведывательный корабль, а буксиры — в тральщики. Просили у Соединенных Штатов ракетные фрегаты, получая в ответ надувные моторные лодки и пару разоруженных б/у патрульных катеров. Мечтали переделать в плавбазу конфискованный танзанийский сухогруз «Sky Moon» и так далее, и тому подобное. Словом, всячески отстраивали терем-теремок под названием «ВМСУ» из всего, до чего могли дотянуться своими «очумелыми ручками».

В плане реального усиления боевого потенциала Военно-морских сил «Незалежной» все эти «самостийные» импровизации имели ценность околонулевую. Но зато демонстрировали непрерывную «движуху», бравурно описывались в пафосных пресс-релизах и расширяли оргштатную структуру ВМСУ, что давало украинским адмиралам основания требовать увеличения финансирования.

История с «Александром Охрименко» стала еще одной мизансценой этой затянувшейся военно-морской трагикомедии.

Все началось с того, что во второй половине 1980-х годов СССР заказал на сингапурской судоверфи Keppel Fels постройку четырех многофункциональных аварийно-спасательных судов проекта 2262 «Светломор». На момент заказа суда данного проекта были самыми современными спасательными буксирами отечественного флота, способными действовать в океанской зоне. «Светломоры» имели на борту богатый арсенал оборудования, за счет чего могли привлекаться не только к буксировке, но и к водолазным, судноподъемным, подводно-техническим, гидрографическим и научно-исследовательским работам.

Все четыре «Светломора» были построены, спущены на воду и под самый занавес существования Советского Союза вступили в строй, после чего судьба их сложилась по-разному. «Светломор-1» ходил не только под советским флагом, но и под панамским. «Светломор-2» был передан Азербайджану. «Светломор-3» обосновался во Владивостоке, а «Светломор-4» достался Украине, которая поторопилась переименовать его в «Александра Охрименко».

Первоначально «Охрименко» числился в Морской аварийно-спасательной службе Украины, но позже судно передали в распоряжение Администрации морских портов (АМПУ). Там спасательный буксир эксплуатировали столь нещадно, что к 2014 году бывший «Светломор-4» пришел в весьма печальное состояние. Судну требовался капитальный ремонт. В ожидании оного буксир перегнали в порт Южный, где тот и встретил известие о воссоединении Крыма с Россией. Не исключено, что окажись «Охрименко» весной 2014-го в Севастополе, судьба судна сложилась бы по-иному. Но получилось так, как получилось.

«Евромайдан», утрата Крымского полуострова, начало гражданской войны на юго-востоке Украины — все это привело к тому, что украинцам долгое время было не до «Охрименко». Только в 2016 году АМПУ наконец-то провела тендер по определению подрядчика ремонта судна. Победителем стала одесская компания «Миллениум Меритайм», обязавшаяся отремонтировать спасательный буксир за 49 миллионов гривен.

Дальше было весело, потому что должностные лица АМПУ, вступив в сговор с представителями этого ООО, изготовили и использовали фиктивные документы об объемах и стоимости ремонтных работ, на основании которых на банковские счета победителя конкурсных торгов были перечислены упомянутые 49 млн. При этом 5 млн гривен оказались перечислены на банковские счета других фирм, которые никаких услуг по ремонту не предоставили. В дальнейшем эти деньги через ряд фирм-«прокладок» были переведены в наличные с последующим распределением между участниками противоправной сделки.

В какой-то момент кто-то с кем-то все же не поделился, и информация об афере стала достоянием Генпрокуратуры Украины.

29 августа 2017 года департамент по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генпрокуратуры Украины и главное управление контрразведки СБУ заявили о начале досудебного расследования по факту завладения и растраты государственных средств в особо крупных размерах.

До окончания расследования на «Охрименко» был наложен арест. Тем временем руководство «Миллениум Меритайм» объявило, что ремонт судна закончен, и обратилось в хозяйственный суд с иском о взыскании с АМПУ задолженности в размере 5 млн гривен.

Тяжбу одесская компания выиграла, но денег так и не получила. АМПУ совершенно не собиралась отдавать «кому-то там» такую сумму. Вместо этого в Администрации морских портов Украины заявили, что передают «Охрименко» ВМСУ. Мол, требуйте теперь недоимки с военных!

Украинские адмиралы были совсем не прочь «за просто так» получить капитально отремонтированное океанское судно, поэтому активно включились в подковерные разборки между АМПУ и одесской компанией. По итогам этой кулуарной баталии «Миллениум Меритайм» осталось с носом, то есть без денег.

В декабре 2018 года Соломенский райсуд Киева снял-таки арест с «Охрименко», что позволяло передать судно ВМСУ. Правда, для этого АМПУ должна была подготовить еще соответствующий пакет документов. Такие документы в АМПУ сделать пообещали «максимально быстро», однако дело затянулось.

У хитрецов из Администрации морских портов Украины родилась идея попробовать еще раз «пропетлять» между статьями украинского законодательства, на этот раз — ради перепродажи многострадального «Охрименко» за рубеж. Но тут у ВМСУ лопнуло терпение, и силовики откровенно «наехали» на АМПУ.

Против лома, как известно, нет приема. АМПУ цеплялась за «Охрименко» изо всех сил, но к концу августа этого года все же сдалась. Началась подготовка к переводу судна из Южного в Одессу и передаче его ВМСУ. 30 сентября «Охрименко» наконец-то прибыл в главную базу украинского флота, но одиссея спасательного буксира на этом явно не закончилась.

По словам начальника поисково-спасательной службы управления оперативного обеспечения штаба командования ВМСУ капитана 1 ранга Алексея Нестерова, украинские военные моряки планируют, помимо профильных задач, «навесить» на «Охрименко» еще и участие в мероприятиях противоминного обеспечения в акваториях Азово-Черноморского региона.

В общем, не исключено, что угодившему под «призыв» в ВМСУ многофункциональному аварийно-спасательному судну судьбой уготованы новые приключения. Как написали бы в Голливуде — to be continued.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...