Американское сало и народ-Тарапунька

Из книги «Американское сало», 2004 год. Разговор на майдане. Пророческий диалог, между прочим.

Гельбах разглогольствовал:

— Современные сиволапые, глубоко отсталые от трендов мировой политики «оранжевые», болтающие про «демократию» и «европейскость», и есть эти новые «свириды галахвастовы», а всех их речи это сплошной «бонжур вашей хате». Они даже не понимают, как они смешны в своих провинциальных европейских притязаниях. Совершенно серьезно, не капли не стесняясь они говорят: «Вот, Европа – центр цивилизации, и мы, тоже наконец, становимся европейской страной, идем в Европу… Конечно, на этом пути много трудностей, но мы скоро, наконец-то тоже будем цивилизованными и европейскими, как они». Они радуются, когда Европа ласково гладит их по головке и говорит, что их усилия приветствуются, и огорчаются, когда Европа не торопиться с принятием Украины в европейскую семью, в связи с незрелостью. Они не понимают, что все это похоже на то, как хозяин сидит в кресле и хвалит умную собачку, которая встает на задние лапки, имитируя человека, и выпрашивает кусочек сахара. А хозяин говорит: «Служить! Служить! Дай лапу! Молодец! Какая умная!».

— А что, лучше быть злой собакой, как Россия? – спросил Сипитый

— Россия для Европы это злая огромная собака, которая лязгает зубами и рычит так, что у европейского человечка мороз по коже. Но факт остается фактом — всё равно за людей никто украинцев считать не будет, как бы они не вставали на задние лапы, как бы не служили, и как бы не давали лапу. Русских боятся и даже в глубине души уважают, а этих подражателей Европе и цивилизации рассматривают как веселую забаву. Украинская «демократия», с парламентским мордобоем, майданом видится как бесплатный собачий цирк. Их характер беспредельно смешон. Все эти Свириды Галахвастовы, Аверченки, Зощенки, Штепсели и Тарапуньки, Жванецкие, Верки-Сердючки, Степаненки, Дроботенки, кавээнщики «одесские джентльмены» и «Запорожье-Кривой Рог-транзит» и многие другие клоуны и есть настоящие герои этого сорта украинских людей.

— Я тоже всегда думал, а почему они такие смешные? – поддакнул Дружинин.

— Их характер, это как у Чарли Чаплина, характер нелепого, «маленького человека», провинциала, попавшего в большой мир, в большое дело, не понимающего где он, зачем он, нелепо чему-то подражающего, пытающегося что-то выкружить: «Как это вчера были раки большие, но по пять, а сегодня маленькие, но по три?», почему «принца нет, гдеж он подевался, я не поняла?!».

— Да, вчера еду из Симферополя, — включился Сипитый, — В вагоне- ресторане сидят два здоровенных бугая, выпивают, закусывают. Им приносят счет и они начинают высокими бабьими голосами полчаса обсуждать счет за яичницу: «Ой, что это у вас за курочка, которая несет золотые яйца?» и пошло-поехало. Я наблюдал и ржал.

— Вот-вот. Везде ищется подвох, везде недоверие. Человек, живущий на этой экстремальной, пограничной территории — он «с двойным дном» и в нём всегда борются две тенденции, две души, поэтому он никому не верит. Перед некоторыми «украинцами» можно выступать целый час, рассказывать им о планах, которые выгодны и той и другой стороне, пытаться заразить их каким-то проектом, вдохновлять на что-то. Иной из них будет кивать, слушать, соглашаться. А потом выясниться, что все это время он только и думал «а где меня тут хотят надуть?». Перед ним можно выворачиваться наизнанку. А он все равно тебе не верит, потому что не верит даже себе. Мои знакомые бизнесмены, которые работают на Украине, рассказывают, что можно сколько угодно бить по рукам, соглашаться, подписывать договоры, но после этого… ровно ничего не происходит. Подписывая контракт, «украинец» не верит, что из этого что-то получится.

— Зато когда хоть что-то начинает получаться, — перебил Сипитный, — возникает десяток претендентов на то, чтобы всем руководить, десяток претендентов, чтобы разделить прибыль, даже если еще никакой прибыли нет. Возникают бесконечные интриги, предательство, подставы, какая-то ненужная делу возня, кудахтанье, цыганский гвалт, скандалы на ровном месте, выяснение отношений.

— Да уж, что отличает их, так это мелочность, склочность, чудовищно некрасивое и неблагородное поведение, и самое главное, они даже не догадываются, как отвратительно это выглядит. Наоборот, украинец думает, что так и нужно, что все так же низко должны вести себя, у всех такие же низкие помыслы, как у него. Приверженность тому, что можно пощупать руками, презрение к идеальным чувствам, идеальным помыслам, великим идеям, отличает такого украинца и от европейца, и от русского. Не помню, кто-то из великих уже это отмечал.

— Как же их тогда удалось вытащить на майдан? — недоверчиво переспросил Дружинин

— Поскольку человек существо мыслящее, то даже эти тяжелые на подъем ребята все равно будут обмануты и обмануты именно самими собой, потому что «скупой платит дважды». Потому что не веря ни в какое больше дело, он вечно остается за бортом всех главных процессов, оказывается крайним, последним в любой пирамиде. Он начинает верить во что-то уже тогда, когда как раз верить–то уже и не надо. Все с ярмарки, а они на ярмарку.

— Кажется, — вспомнил Дружинин, — миллиардер Морган в начале великой депрессии отвечал на претензии «почему он вывел деньги с рынка до начала кризиса и не знал ли он эксклюзивную информацию» примерно так: «Когда я увидел, что человек, который мне каждый день чистит обувь, тоже интересуется акциями, я продал все акции».

— Вот именно! – взвился Марат Гельбах, — Оранжевый украинец, наоборот, начал бы покупать — и пролетел бы… Так что перефразируя Моргана, можно сказать, если увидишь, что такой тяжелый украинец наконец-то во что-то поверил, значит, надо бросать это дело, потому что это уже отыгранная карта. Сейчас они, майданщики, являются самими яростными сторонниками демократии в мире, хотя уже не только интеллектуалам ясно, что демократия это прошлое человечества, идеология, находящаяся в глубоком кризисе, превратившаяся в симулякр. Такого рода «украинцы» гордятся своей «оранжевой революцией», когда уже давно отбушевали все революционные вихри в истории. Наконец-то они проявили несвойственный им энтузиазм, наконец-то они решили, что «моя хата НЕ с краю», наконец-то поверили во что-то идеальное, в некое «великое дело», наконец-то оторвали задницы от стула… А все ради тухлой идеи демократии, которую Запад экспортирует недоразвитым народам, поскольку она им самим уже не нужна.

Гельбах поднял вверх палец:

— Запомните мои слова! Сначала они все передерутся, через год Украина будет в заднице, и эти идеалисты будут писать книги и песни под названием «Преданный майдан». Они будут ныть: «Нас обманули лживые политики» и будут уничтожать и ненавидеть тех, кого сейчас превозносят. Я не завидую Ющенко, не удивлюсь, если через несколько лет его тело обвяжут сосисками и выкинут на растерзание собакам. Это в казачьих традициях! Тот, кто завел толпу — посеет ветер, а пожнет бурю…

Невдалеке показалась толпа оранжевых студентов с раскрасневшимися возбужденными лицами. Один из них размахивал большим американским флагом. Две девчонки несли флаги украинские.

— НИ!!!!!, — заорал Дружинин

— Ни — брехни!!!!!!! – подхватили студенты.

— Разом нас богато! – не умнимался Дружинин

— Нас не подолати! – отзывались студенты на всю площадь

— Собаки Павлова, честное слово, — плюнул на землю Гельбах, — Хотя с другой стороны, вот что я думаю, вот ты, Женька, над ними издеваешься, так?

— Ну а чтож с ними еще делать?- ответил Дружинин.

— Ты, умный типа, не дурак, так? Но ведь ты сейчас тоже сработал на майдан своими криками. Потому что те, кто еще не определился, толпа серая, болото, слушает и чувствует, что на вашей стороне сила, и скоро выйдет тоже так же орать.

Вот я тебе пример приведу: Представь, что завтра газета напишет, что в стране будет бензиновый кризис. Что сделает глупый человек? Он побежит запасаться бензином. И таких глупых много. И действительно, появятся очереди, бензина будет не хватать – цена вырастает. Что скажет умный человек? Он скажет: «Я умный, я знаю, что бензина много, никаких предпосылок для кризиса нет, но, эти дураки, которые прочитают статью, они побегут на заправки, устроят очередь и на ровном месте возникнет искусственный кризис! Эти дураки успеют купить бензин, а я такой умный и все знающий, останусь без бензина». Поэтому умный, прочитав статью, тоже бежит и покупает бензин, как и дураки, и таким образом, тоже работает на общий кризис. Понятно вам теперь?

«Оранжевая революция» сделана точно так же по этому сценарию, поэтому так быстро в нее вовлеклось столько людей, и умных, и дураков. Это как вирус. Вирус ведь не спрашивает в какой организм проникнуть в умный или глупый. Человек его просто разносит и все. Вот ты, Дружинин, сейчас поорал, а у какой–то впечатлительной девочки, может, оргазм случился от счастья демократического. Ты ей вирус передал, хотя не согласен с оранжевой революцией, а эта вдохновленная девочка может после твоих криков в 10 раз сильней агитировать начнет?! Так что сработал ты на революцию, сам того не желая!

— Получается, что тот, кто написал статью о том, что будет кризис он даже не соврал, ведь кризис действительно случился. Получается, тот, кто врет, тот и меняет реальность, правит миром? Так что ли? — задумался Дружинин, — Ну да, вот мы такие умные и честные, сидим без бабок, без всего, татары нас разорили, Галку убили, Ксензюк нас кинул… А тот, кто лжет и придумывает эти кричалки, весь в шоколаде, да еще и нас использует, своих противников, заставляет на себя работать?

— Да, это современный медиа-мир, мир 21 века, сложный и никак не вписывающийся в глупые устаревшие формулы типа «демократия — тоталитаризм» и прочую х#рню, которая у этих зомбированных студентов в головах.

Материал: https://matveychev-oleg.livejournal.com/8712719.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@newru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...